четверг, 19 января 2017 г.

                                                                          Гости из Индии.
                                                           Джавахарлал Неру.


 Июнь 1955-го года, ясный солнечный день. Я в десять часов утра должен быть в институте сдавать зачёт по немецкому языку. Жил я в самом центре города Свердловска (тогда он носил ещё имя этого палача Янкеля Мовшевича Свердлова), угловой балкон третьего этажа на 8-е марта 7 выходили прямо на площадь 1905-го года. Я, не выходя из дома, мог наблюдать все демонстрации, ночные подготовки к парадам и сами парады.
 В этот раз, выйдя на улицу,  я увидел на площади несколько тысяч зевак, естественно поинтересовался: - Зачем стоим? Отвечают, что ждут прибытия в Горсовет Джавахарлала Неру и Индиры Ганди. Железный занавес стал в те времена чуть-чуть приподниматься, и поднялся до того, что на Урал пустили руководителя иностранного государства. Для нас – советских людей в те времена увидеть Неру и Ганди равносильно посмотреть на живого марсианина.
Джавахарлал Неру – премьер министр и министр иностранных дел Индии с 1947-го года – года независимости Индии от владычества Великобритании. Неру  – блестящий оратор и публицист, оригинальный мыслитель, приверженец учения Маркса и Ленина. В своё время кончил Кембриджский Университет. Был ярым сторонником освобождения страны от колониальной зависимости, за что отсидел в общей сложности 10 лет в тюрьмах. Во время второй мировой войны с 1939-го года по 1945-й активно выступал в поддержку СССР.
 Индира Ганди – дочь Неру - премьер – министр Индии с 1966-го года. За время её правления наблюдался резкий подъём хозяйства особенно промышленности. Активно выступала за сближением с СССР. В те времена появился  клич: - Хинди-Русси пхай, пхай, что означало: - Да здравствует дружба Индии и России. Международные лекторы того времени рассказывали нам на лекциях, что Индия – это почти наша республика и практически подчиняется Москве.
КГБ на поддержку партии Индиры Ганди выделило в то время 10 миллионов долларов. В 1977 году Ганди проиграла выборы, но в 1980-м вернулась во власть.
 Я естественно решаю: - К чёрту зачёт, буду встречать почётных гостей. Ни кто толком не знает, когда произойдёт их явление народу, но все рвутся поближе к парадному входу Горсовета, я, естественно, в первых рядах. Говорили, что едут  из аэропорта Кольцово. Толпа заполонила всю площадь, милиция по кричалкам стала требовать всех собравшихся, освободить площадь. Ноль эмоций. Толпа ещё более сплотилась у входа, решив стоять насмерть.
 После долгих увещеваний были пригнаны поливальные машины штук пять, которые стали ездить по кругу и поливать нас водой, постоянно увеличивая радиус круга. Не очень помогло, промокшие люди, как только машина проезжала, возвращались на прежнее место.
 Пригнали вереницу грузовиков, которые  встали по кругу вплотную друг к другу. Нас милиция загнала за это заграждение, но ненадолго, мы перелезли. Пригнали ещё грузовики, составили из них второй ряд. Но людей сумели загнать на внешнюю сторону этой баррикады только тогда, когда нагнали солдат. Те встали сплошной цепью перед грузовиками, зацепившись локтями, друг за друга. Прошло уже часа четыре. Ни кто не знает, когда наступит  час Ч.
Вдруг, часа в два пополудни, крики: - Едут! Показался ЗиЛ -110 с открытым верхом в сопровождении почётного эскорта из машин и мотоциклов со стороны улицы Карла Либкнехта. В кузове стояли очень смуглые мужчина и женщина, оба одеты во всё белое. Индира  - в белом сари и белым платком на голове, Неру в белых штанах и белом длинном френче, в белой феске. Они приветствовали нас, видимо, и меня тоже, поднятием руки. Толпа махом перелетела через грузовики, смяла оцепление из солдат и ринулась к машине. Послышались крики, охи - ахи, кого-то придавили, но это были мелочи, на которые ни кто не обращал внимание. Эскорт растворился в толпе жаждущих увидеть высоких гостей как можно ближе. Водитель сквозь толпу довёл машину до подъезда на малой скорости.

 Индира была хороша, я разглядел её с расстояния метров с 20-ти. Какой-то старик сумел протиснуться к самому Неру и пожать ему руку на зависть остальным зевакам. Взойдя на крыльцо парадного подъезда, они повернулись, ещё раз помахали нам рукой и вошли  внутрь здания.
 Народ не желал расходиться. Вся площадь 1905-го года была заполнена людьми. Они жаждали увидеть этих смуглых гостей в белом ещё раз.  Ждали не долго, всего какой-нибудь час, двери маленького балкончика над центральным входом здания на уровне третьего этажа раскрылись, и отец с дочерью появились вновь перед публикой. Минут через пять они ушли внутрь насовсем. Мы стояли полуудовлетворённые, но постепенно площадь стала пустеть, а я  на всякий случай направился в институт сдавать зачёт.
 Естественно, опоздал, но не очень жалел об этом. Да и о чём было жалеть. Зачёт можно было сдать потом, а этих людей я бы уже не увидел. Мы учили иностранный язык на протяжении десяти лет, но я не знал ни одного человека, который после стольких лет обучения мог говорить на немецком или на английском. Система изучения иностранных языков в стране была поставлена совершенно бездарно до сих пор.
 Джавахарлал (что значит Драгоценный Рубин) Неру родился в 1889-м году, умер от сердечного приступа в 1964-м. Его прах был развеян над священной рекой Ямупой.
 Индира Ганди родилась в 1917-м году, погибла от рук собственных телохранителей сикхов в 1984-м году. В то утро она не надела бронежилет и была поражена 32-мя пулями, выпущенными в неё двумя охранниками. На церемонии кремации присутствовали в числе почётных гостей Маргарет Тэтчер - Великобритания и Джордж Шульц – США. Тело, убранное цветами,  лежало в сандаловом гробу. Сын Раджив и внук Рахул вылили из кувшинов воду, в знак того, что жизнь кончилась. Вокруг покойной уложили гвоздику, сосновые шишки и фрукты, как последние дары.
Раджив Ганди девять раз обошёл вокруг погребального костра с ароматизированной свечкой. Затем, по обычаю, он раздробил бамбуковым колом череп матери, завершая жертвоприношение. После сожжения тела часть пепла было развеяна с самолёта, остальное было высыпано в священные воды Ганга.
 Так закончилась жизнь этих далеко не ординарных людей.

 А зачёт я позже всё-таки получил. Мне нужно было сделать  перевод с немецкого сложного текста, написанного готическим шрифтом. Кому он был только нужен этот готический?  Ни разу в жизни я с ним не встречался больше никогда. Лучше б научили говорить.